Как пояснить ребёнку за современное искусство

В обсуждении искусства школа остановилась во времени — примерно на начале XX века всё заканчивается, дальше разбирайтесь сами, дорогие детки. Мы поговорили с преподавателями контемпорари-арта о том, что с этим делать.

Где и как можно развивать художественный вкус с детства? Кажется, что ответ очевиден: в музее.

Ну да, современным детям знакомы «Давид», «Мона Лиза» и «Крик» Мунка — тем, чьим образованием озабочены родители, и тем, кто осваивает искусство в формате интернет-мемов. Современное же искусство пока остается terra incognita, потому как общество еще не пришло к официальному ответу на вопрос: а нужно ли детям контемпорари (от англ. contemporary — современный)?

image_image

Малевич создал свой «Чёрный супрематический квадрат» больше века назад, но в массовом сознании продолжает ассоциироваться с современным искусством

В нью-йоркском музее современного искусства MoMA есть такая практика: детям от 4 до 14 лет дают возможность поговорить о контемпорари самостоятельно в рамках семейных выходных. Никто не боится оказаться неправым, потому как в нынешней парадигме нет конкретных определений творчества, а единственный очевидный тренд — субъективность.

Чтобы «приземлить» сложную материю контемпорари, музей проводит детские воркшопы: ребёнок осматривает экспозицию, видит различные техники и после этого создаёт что-то своё. Не обязательно в духе просмотренного — тут важно наитие и спонтанность. В общем, это и есть самая суть искусства.

Быть может, как раз в этом важнейшая миссия практик, которые позволяют с детства соприкасаться с непосредственной и необусловленной творческой энергией, покуда сознание ребёнка пребывает в блаженном сне и он самовыражается нешаблонно и совершенно искренне.

Сейчас быть оригинальным, получать идеи «сверху» и воспитывать методики чистого самовыражения — важнейшие качества не только в карьере современного художника, но и в любой другой, непременно успешной.

Практики популяризации контемпорари для детей существуют и в России — в музее «Гараж», ММСИ, ГЦСИ, на Винзаводе, в петербургской галерее «Эрарта».

Развиваются и новые практики — в «Гараже» сотрудники образовательного центра создали игру на основе работ современных русских художников — это карточки с работами художников: от классиков нон-конформизма до представителей молодежной волны контемпорари — и творческие задания к ним.

Тут вам и коллаж, и инсталляция, и скульптура, а под рукой самые бытовые вещи вроде скотча, из которых детям совсем не страшно создавать арт-объекты. И в этом нет никакого обмирщения прекрасного: сейчас действительно предметами искусства служат самые невообразимые вещи вроде пластиковых пакетов и изношенного тряпья. Отчасти это влияние популярнейшего на Западе движения ресайклинга.

image_image

Тонущий в мусоре корабль «Человечество» — экспонат подмосковного Художественного Музея Мусора («МУМУ»)

В российских гимназиях, лицеях и частных образовательных учреждениях культурному воспитанию детей уделяют внимание давно, хотя в подавляющем большинстве касаются лишь классической тематики.

С недавних пор и в общеобразовательных школах Москвы на уроках рисования можно говорить о современном искусстве и даже пробовать себя в нём. На уровне государства реализуются проекты популяризации такового, особенно в области технических инноваций в искусстве — куда же без технологических трендов!

Действительно, на примере искусства, граничащего с наукой, детям проще принять неосязаемость и метафизику творческого процесса. Например, сайенс-арт (от англ. science — наука) кружит голову школьникам своей наглядностью — разумеется, ребёнок будет впечатлён, если ему рассказать про ухо Стеларка.

Стелиос Аркадиу, сменивший имя на Стеларк, — австралийский художник-перформер, считающийся одним из пионеров направления science-art.

Его проекты связаны с плотью и электричеством: механическая рука, управляемая импульсами мышц ног и живота; скелет с механизмом манипулирования; а также ухо, которое Стеларк имплантировал в руку, снабдил слуховым чипом и транслировал в интернет. Эти работы заостряют вопросы этики в век генетики. Стеларк сейчас активно экспериментирует с поисковыми системами, пытаясь синтезировать возможности Google с естественными потребностями своего тела. 

«Мы живем в век трупа, комы, криогена и химеры. Выращивание органов из стволовых клеток приведёт нас из века острой нужды в органах в век органов, ждущих тела», — пишет художник на своем сайте.

Стеларк — профессор Питтсбурского университета, но до сих пор не имеет высшего образования.

image_image

Стеларк и его уши (родное и имплантированное)

В современном искусстве нет никакого единого «стиля», потому как постмодернизм, в котором мы с вами «плаваем» как в супе из бесконечного разнообразия практик и направлений, допускает всё и ничего не навязывает. Нащупать в нём константы и понятно рассказать о них детям — уже искусство, причём современное, преподавательское.

О том, как это сделать, мы расспросили отечественных преподавателей современного искусства.

Не только теория

person_image

Ольга Ремнёва

Кандидат культурологии, искусствовед, арт-терапевт. Главный специалист сектора мультимедийных программ дирекции ГЦСИ в составе РОСИЗО и специалист по Art&Science. Куратор образовательного проекта для детей «Будущее искусства».

Творческая студия «Будущее искусства»  проект РОСИЗО, призванный внедрить междисциплинарный подход в практики дополнительного образования и ранней профориентации. Занятия студии посвящены теоретическому и практическому осмыслению взаимодействия науки, искусства и технологий в современном мире на основе материала по art&science, или научно-технологическому искусству. Занятия в студии ведут художники и научный консультант.

В мире становится всё больше программ для знакомства детей с современным искусством. Однако программ, посвящённых обучению подростков теории и практике Art&Science, совсем немного. При формировании концепции студии «Будущее искусства» мы ориентировались не только на лучшие практики, но и на самих себя как, без лишней скромности, международных специалистов, создающих абсолютно уникальную программу.

Тематика нашего проекта посвящена феномену Art&Science — захватывающему направлению искусства, позволяющему осветить научную, технологическую и, собственно, концептуальную составляющие одновременно.

image_image

Инсталляция «Дополненная реальность рыбы» художника Кена Риналдо

Art&Science — очень симптоматичное явление современной культуры, взявшей курс на междисциплинарность и выстраивание диалога между специалистами разных профилей.

Это то, чему мы хотим обучить наших подростков: воспринимать мир синкретично, видеть какой-то предмет с самых разных, на первый взгляд, противоречивых сторон.

Ольга Ремнёва

На занятиях мы большое внимание уделяем как теории, так и практике. Практика даёт возможность понять предмет глубже, оказаться внутри процесса.

Например, каждый из наших подростков слышал о возможностях 3D-принтинга, но в рамках курса у них появилась возможность поработать с этой технологией — мы ходили в модный техноковоркинг LabaSpace, где дети смогли поработать в духе концептуалистов, напечатав на 3D-принтерах каждый свое слово, а вместе с биохудожником Ипполитом Маркеловым работали над созданием ДНК-автопортретов в одной очень серьезной научной лаборатории.

Наших продвинутых подростков приводят продвинутые родители. Это люди, которые понимают важность нестандартных форматов обучения, следят за тем, что происходит и в сфере искусства, и в сфере науки и технологий.

И родители, и подростки, с которыми мы общаемся в рамках студии, открыты для будущего и готовы жить и творить в стремительно меняющемся мире.

image_image

На выставке «Во что ты была одета» в США была показана одежда женщин, переживших сексуальное насилие, — в ответ на утверждения о том, что изнасилования происходят из-за вульгарного поведения и одежды женщин

На первом плане сам художник и его идея

person_image

Анастасия Кирейчева

Учитель ИЗО и МХК московской школы №1392

С недавних пор освоение современного искусства в рамках учебного плана в общеобразовательной школе идёт в параллели с темами других предметов — истории, литературы. В старших классах полезна интеграция предмета с психологией, в средних — с историей.

Конечно, в рамках предметов ИЗО и МХК есть общепринятые стандарты преподавания: нужно сформировать крепкий патриотический взгляд на культуру родной страны, а с другой стороны — разбудить интерес в отношении культуры других стран и художественных явлений, что крайне важно для формирования кругозора ребенка. Администрация школы относиться к современному искусству положительно, от неё также поступают предложения оформить интерьер школы в креативном ключе.

Отсчёт современному искусству мы даём с начала XX века. Мы быстро проходим все известные направления и течения XX века, их очень много, поэтому о контемпорари у детей своеобразное представление.

В музей они ходят в индивидуальном порядке, и единственное, что понимают в отношении современного искусства, — это соотношение смысла и изображения: «нечитаемая» картинка всегда на втором плане, а на первом — сам художник и его идея.

image_image

Инсталляция художника Марка Дженингса из проекта «Пинать картины»

На уроках мы стараемся придать художественным определениям форму и понять, что такое данный стиль на практике и как можно его использовать в своём творчестве и в жизни. Дети выбирают близкое им направление, рисуют композицию и придумывают какую-то идею, которую можно здесь выразить. Далее — анализируем получившиеся произведения искусства.

Есть действительно заинтересованные и способные дети, им предмет полезен в качестве введения в профессию — на случай, если ребёнок задумает продолжать рисовать профессионально. Как правило, развитию ребёнка в этом направлении способствуют родители, и ему полезно узнать на уроке о профессиях культуролога и искусствоведа, дизайнера интерьеров и куратора музея.

Сделать горизонты шире

person_image

Екатерина Шмелева

Руководитель кафедры культуры Гимназии им. Евгения Примакова, учитель МХК

Два года я вела «Мировую художественную культуру» в школе, где до этого вообще никто не знал, что такой предмет существует. В таком контексте невозможно было просто рассказывать о стилях, и, оказалось, что творческие работы — один из очень важных инструментов для того, чтобы дети присваивали тему.

Я уделяла много внимания темам, связанным с искусством ХХ и ХХI веков, потому что пришла в школу через программу «Учитель для России» с бэкграундом cultural studies (англ. — культурные исследования), и мне хотелось показать детям живость и актуальность гуманитарных наук. Для меня было важно не только искусство само по себе, но чтобы дети через него обрели смелость самовыражения и научились анализировать то, что их окружает.

Мы писали манифесты и делали авангардные плакаты, развивали пространственное мышление, вырезая трафареты для граффити, узнавали современную архитектуру, проектируя свои музеи.

image_image

Английский художник Banksy — один из тех, кто поставил граффити в один ряд с другими формами искусства

Также у меня появился кружок, посвященный современной культуре, на котором мы разбирали вторую половину ХХ века подробнее: от поп-арта до движения хиппи, делали творческие работы.

Я не считаю, что преподавать современную культуру проще, потому что она автоматически больше цепляет детей. На самом деле, наоборот, надо знать, как её анализировать через разные контексты — политические, экономические, исторические, философские, чтобы разговоры не перешли в разряд «принимал автор наркотики или нет».

Екатерина Шмелева

На последнем занятии в школе я попрощалась с детьми, с которыми работала два года, и решила поговорить про абстрактное искусство. Я сделала акцент на том, что современное искусство ставит под вопрос границы между искусством и не-искусством, именно поэтому оно может, на первый взгляд, раздражать.

«Но этот вопрос — самый важный, — говорила я, — потому что искусство — это не то, что просто красиво нарисовано, а то, что имеет ценность для вас; и ваши творческие работы, во время выполнения и после которых вы начинаете немного по-другому смотреть на мир, не менее ценны, чем те, которые висят в музеях».

Девятиклассники после таких слов решили сделать перфоманс — подходили к каждому человеку в классе и просили поставить чёрную точку в одно и то же место в центре листа, и таким образом эта чёрная точка собрала весь класс, который, кстати, готовился к выпускному. Мне кажется, они идеально поняли мою идею про то, что опыт важнее результата.

«В присутствии художника» — знаменитый многочасовой перформанс Марины Абрамович, в котором могли принимать участие все желающие посетители выставки. Встретившись глазами со своим другом и коллегой Улаем, художница заплакала

Сейчас у музеев есть большой спрос на работу с подростковой аудиторией — я сама летом работала в МАММ (московский Мультимедиа Арт Музей), где мы делали тематические лагеря и квесты по выставкам.

Есть небольшой процент уже очень «прокачанных» в теме современного искусства подростков, и множество тех, кому, возможно, и понравилось бы в современном музее, но они едут с классом в третий раз в Третьяковку.

Как сделать так, чтобы классы чаще ездили в условный «Гараж»? Этот процесс должен быть обоюдным — со стороны школ и различных культурных институций.

Например, недавно я открыла для себя замечательный сайт для детей от британского музея Tate Modern — там множество инструкций для мастер-классов по современному искусству и флеш-игр, где можно было раскрасить разные объекты от Энди Уорхола до Ван Гога. Так что воспитывать вкус к современному искусству можно сейчас, не отходя от айфона.

Современные дети охотно открываются новому, и эстетика современного искусства — его яркость, разные материалы, «визуальные загадки», технологичность — многим из них близка.

В России, конечно, «Чёрный квадрат» стал мемом, но если начать постепенно ходить на выставки, на хорошие современные спектакли, смотреть разные фильмы и потом всё это обсуждать, то можно добиться главного — ощущения того, каким многообразным и сложным может быть опыт человека. Нет задачи заставить всех полюбить современное искусство, есть задача сделать горизонты шире.

Комментарии запрещены.

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: